Аукцион научных статей Купить публикацию Купить статью Купить место в статье Текущие договоры

Мы за 3 года опубликовали больше 2.000 статей (больше 10.000 ученых) в Scopus и Web of Science.

Наши довольные клиенты порекомендуют нас, им можно позвонить.

У нас больше 50 выполненных договоров с университетами и НИИ, можно в офисе посмотреть.

Мы ЕДИНСТВЕННЫЕ на рынке, кто справится с большими объемами – до 400 статей в месяц.

У нас НЕ ДЕШЕВО, потому что МЫ ГАРАНТИРУЕМ публикацию на 100%.

Мы предлагаем около 100 «крутых» журналов с рейтингом Q2 и Q1. Журналов Q3-Q4 еще больше.

Возможна срочная публикация в журнале Scopus в срок до 1 месяца.

Наша история Твердые факты о нас Мошенники Вакансии Наши рецензенты Варианты Цены Статьи Мгновенная связь
Другие обещают, берут деньги и пропадают. Мы делаем качественные статьи и публикуем их в 100% случаев.

Профессия литературный редактор

Профессия «Литературный редактор» принадлежит к числу тех ответственных и сложных профессий, о которых мы вспоминаем нечасто. Читая интересную книгу или статью, которая захватывает нас легкостью и стройностью изложения, мы, в лучшем случае, отдаем дань мастерству автора. Но нередко это – вовсе не его заслуга, а лишь филигранная работа литературного редактора, который основательно исправил первоначальный текст, существенно улучшил его. Так что подчас приходится иметь дело с творческим «тандемом», с соавторством: практически текст создали двое, хотя все лавры достались лишь одному автору.

Словари объясняют, что термин «редактор» произошел от латинского выражения «приведенный в порядок». Эта «уборка», приведение в порядок научной, художественной или публицистической рукописи – главная суть функциональных обязанностей литературного редактора, или, как его называют сокращенно, литреда. Он должен основательно изучить и, при необходимости (а чаще всего она возникает!) исправить, упорядочить, исходя из требований грамотности, стилистики и логики, не только каждое предложение и каждый абзац в отдельности, но и весь текст целиком, если хотите – превосходить автора в его ремесле. Это требует от литреда множества важных качеств и навыков, в комплексе характерных только для этой профессии.

Наиболее существенные из них – следующие.

1. Чувство ответственности. Литературный редактор должен изначально понимать, что на пути рукописи к читателю он, литред – вовсе не второстепенное, придаточное звено, что его усилия в такой же степени важны, как и авторские. В жизни немало примеров, когда именно неряшливость, поверхностность литературного редактирования попросту «садила» рукопись одаренного, но не искушенного в тонкостях правописания и стилистики автора. Когда его интересные, оригинальные и заслуживающие внимания мысли так и не сумели затронуть читателя именно в силу их скучного, серого, не совсем грамотного изложения. И наоборот: часто именно литред своей блестящей обработкой текста давал ему второе дыхание и путевку в жизнь, приводил автора к известности и даже к славе. Садится за рукопись, которую надо править, литературный работник обязан с любовью к своему делу, каждый раз руководствуясь принципом «Я обязан сделать все возможное, чтобы рукопись стала лучше».

2. Безупречная грамотность. Без углубленного знания особенностей языка, орфографии, стилистики и прочих вещей литературный редактор, при всем его желании улучшить оригинал, сделать это не сможет. Мало того – без такого знания он поневоле рискует даже ухудшить качество первоисточника. Вот почему литредами становятся, как правило, люди с высшим филологическим или журналистским образованием. Но дело вовсе не в дипломе и образовании, а именно в знаниях и обладании настоящим литературным чутьем и вкусом. Поэтому среди литературных редакторов можно встретить бывших педагогов, социологов, офисных работников и даже инженеров. Немало классных литредов добились блестящего знания языка и, соответственно, признания благодаря упорному самообразованию и активной практике.

Само собой, безупречную грамотность литературного работника должны в обязательном порядке подкреплять также его широкая эрудиция, доскональное знание той жанровой палитры, которую избрал автор. Литреду следует постоянно совпадать в «тональности» с текстом, в тонкостях владеть спецификой различных жанров и стилей изложения – от строгого и беспристрастного стиля научного труда и образного
красноречивого фарватера художественного произведения до игриво-разговорного стиля популярного текста.

Искушенные литературные редакторы – отнюдь не догматики, а творчески мыслящие люди. Они отлично понимают, что богатство родного языка, с которым им приходится работать, дает им прекрасную возможность использовать в процессе литературного редактирования не один, а несколько совершенно равноценных вариантов. Даже в случае таких классических авторских ляпсусов, как «Подъезжая к станции, с него слетела шляпа» или «Он скосил на нее глаза, проходящей мимо него в сотый раз».

3.Уважение к автору. Конечно, автор автору – рознь. Одни из них приносят практически готовые, а то и безукоризненные тексты, работать с которыми редактору – одно удовольствие: там и править, по большому счету, нечего.

Но таких случаев – единицы. Гораздо чаще автор, рьяно «оседлав Пегаса», просто игнорирует, самоуверенно недооценивает или нарушает языковые стилистические и другие требования к рукописи. В таком случае его растрепанный текст обязательно требует основательного «ремонта». Подобным образом обстоит дело и с теми авторами, которые при всем их желании и стремлении выдать «на гора» качественный продукт, так и не смогли добиться этого сполна, поскольку оказались неискушенными в языковой стихии.

В любом случае, литературный редактор должен работать над рукописью с глубоким уважением к авторскому труду. Не переделывать его по революционному принципу «разрушить до основанья», а стараться максимально сохранить авторский стиль, его языковое своеобразие и прочие важные личностные «фишки». Но делать это надо, исходя их главного, фундаментального требования – литературной безупречности текста. Если автор откровенно слаб в литературном отношении, жалеть его или покрывать его неграмотность литред никоим образом не должен.

Чтобы хорошо понять сущность авторского замысла, не исказить его шаблонными, необдуманными правками, то есть не переусердствовать, опытные литреды не ограничиваются простым чтением рукописи, а предварительно встречаются, если это возможно, с самим автором, подробно беседуют с ним, узнают его требования в пожелания, выясняют его сильные стороны и слабости. Особенно это касается работы с писателями – авторами художественных вещей.

На последующих этапах обработки рукописи большую роль должны сыграть литературный вкус, эрудиция и такт литреда. Тем более, если речь идет о вещи необычной, нарушающей привычные для общества нормы и стереотипы. Сознательно или нечаянно сломав эту необычность, креативность рукописи, неуклюжий литред может, сам того не желая, лишить читателя нового яркого явления, не исключено – открытия. Вот почему всякий раз литературный редактор призван тщательно определять необходимость и масштаб трансформации первичного текста, отвечая самому себе на сакраментальный «гамлетовский» вопрос «Ломать или не ломать?».

4. Большая работоспособность. Литературные редакторы просто обречены на колоссальную нагрузку: им приходится читать огромные объемы текстов самых разных жанров и стилей. Подчас такая нагрузка составляет десятки авторских листов в месяц. Нередко приходится одновременно «лопатить» сразу несколько рукописей. Хорошо, если текст более-менее сносный и правок – минимум. Хуже, если рукопись статьи или книги
такая «грязная», что в один присест с ней никак не справиться. Поэтому рабочий день многих литредов точнее было бы назвать рабочими сутками: корпеть над рукописями иногда приходится дольше, чем самому автору, бывает – вечерами и даже ночью, не говоря уже о выходных.

Кроме всего, литературному редактору приходится изучать не только рукописи, но и всевозможные словари и справочники, специальную литературу, которая касается освещаемых в статье или книге тем, посещать для этого библиотеки и поисковые сайты в интернете, постоянно использовать компьютер. Он вынужден также уметь быстро «переключаться» с одного текста на другой, порой – совершенно иного характера, обращаться к самым разным информационным источникам.

Еще одна особенность профессии литреда: она – одна из тех немногих, которые предусматривают работу как в офисе, издательстве или редакции, так и дистанционно.

В последнем случае литреду необходимо научиться быть самостоятельным – самому строить свой ежедневный и еженедельный план работы, четко соблюдать его, быть строгим и требовательным к самому себе, не давать себе непозволительных передышек, четко выполняя все задания и требования. Тут нужна необычайная постоянная самодисциплина.

Работа в издательстве, естественно, отличается от дистанционного наличия некоторых характерных, сугубо производственных нюансов. Здесь он занимается рукописью от черновика до корректуры, проверяет первоисточник на соответствие принятой в издательстве системы сносок, затем вторично изучает уже сверстанную рукопись. Не исключено, что после замечаний или пожеланий сотрудников и рецензентов этот труд придется повторить еще раз. Вдобавок ко всему, порой приходится выполнять и дополнительные, чисто управленческие функции.

Добавим к этому еще один весьма существенный материальный фактор: при огромной нагрузке литред получает, как правило, отнюдь не баснословные деньги. Например, в издательствах Санкт-Петербурга до недавнего времени стоимость обработки одного авторского листа колебалась от 300 до 800 рублей, причем максимальную сумму платили крайне редко. В Украине стоимость литературного редактирования, как правило, колеблется возле отметки 50 гривен за 5 тысяч знаков. Вследствие этого многие литреды вынужденно стают «многостаночниками», сознательно работая сразу над несколькими заданиями.

В любом случае имеет место постоянное умственное, психологическое и физическое напряжение, усталость глаз и внимания, притупление литературного «нюха», чувства быстро находить в тексте ошибки и несуразицу. По суммарной степени, ложащейся на литературного редактора нагрузки эта профессия – одна из самых напряженных. Поэтому справиться с ней – по плечу далеко не каждому, и без огромной работоспособности, самоотдачи и эмоциональной устойчивости литреду никак не обойтись.

5. Самосовершенствование. Даже самым эрудированным, маститым литературным редакторам необходимо постоянно шлифовать свое мастерство и обогащать опыт. Ведь языковой океан – безграничен, и ни один специалист не в состоянии знать о нем совершенно все. К тому же, кроме общеизвестных норм и правил того же правописания и стилистики есть множество исключений из этих правил, моменты, которые трактуются
неоднозначно или же могут принимать разные лексические и другие формы зависимо от конкретного случая их использования, от контекста изложенного. Отсюда – еще одно
твердое правило мастеров литературного редактирования: почаще заглядывать в словари и справочники, обращаться к «классике жанра», всячески расширять свой кругозор.

Не удивительно, что профессионалы редактирования при каждом удобном случае стараются наблюдать, как работают другие именитые коллеги. Это непросто уже в силу того, что найти первоисточник – именно тот текст, с которого все началось (чтобы сравнить), подчас трудно, если вообще возможно. Но тщательно пройтись по уже исправленному «отремонтированному» варианту – тоже весьма поучительно.

В отличие от Запада и США, на постсоветском пространстве престижность профессии литературного редактора, увы, остается невысокой, хотя ее значение возросло в разы. Ведь именно отсутствие настоящей литературной «уборки» (или ее низкий уровень) – главная причина резко возросшего и неуклонно растущего объема недопустимого речевого, грамматического и стилистического брака в книгах, журналах, газетах, интернет-изданиях, на телевидении и радио. Не утруждая себя надлежащим редакторским контролем за выпускаемой продукцией, такие издательства и СМИ неизбежно теряют эффективность своих выступлений, то есть свою привлекательность и рейтинг, вызывают справедливые нарекания своей аудитории. Выход у них один – привлекать в союзники настоящих литературных редакторов.