Аукцион научных статей Купить публикацию Купить статью Купить место в статье Текущие договоры

Мы за 3 года опубликовали больше 2.000 статей (больше 10.000 ученых) в Scopus и Web of Science.

Наши довольные клиенты порекомендуют нас, им можно позвонить.

У нас больше 50 выполненных договоров с университетами и НИИ, можно в офисе посмотреть.

Мы ЕДИНСТВЕННЫЕ на рынке, кто справится с большими объемами – до 400 статей в месяц.

У нас НЕ ДЕШЕВО, потому что МЫ ГАРАНТИРУЕМ публикацию на 100%.

Мы предлагаем около 100 «крутых» журналов с рейтингом Q2 и Q1. Журналов Q3-Q4 еще больше.

Возможна срочная публикация в журнале Scopus в срок до 1 месяца.

Наша история Твердые факты о нас Мошенники Вакансии Наши рецензенты Варианты Цены Статьи Мгновенная связь
Другие обещают, берут деньги и пропадают. Мы делаем качественные статьи и публикуем их в 100% случаев.

Получил много отказов от журналов и статья не опубликована

Мой давний друг Владимир работает в одном из крупных научно-исследовательских учреждений столицы. Попасть туда на работу ему удалось сразу же после окончания университета, и мы, его однокашники, по-хорошему завидовали ему. И в самом деле: человек, только что закончивший ВУЗ и еще не защитивший кандидатскую диссертацию, уже получил такую отличную стартовую площадку для штурма науки!

Несколько месяцев назад Владимир огорошил нас очередной новостью. Оказывается, в его отделе намечается очень престижная вакансия, и он может занять ее. Одно из необходимых условий – оперативно опубликовать статью в журнале. Поэтому Владимир попросил меня и еще нескольких товарищей помочь с написанием такой статьи. По его словам, главное было – не качество статьи, а сам факт ее публикации.

От каждого из нас требовалось подготовить один-два ее фрагмента, на что мы, естественно, и согласились.

Однако через несколько месяцев оказалось, что все наши усилия потрачены вхолостую. Владимир, как ни пытался, так и не смог опубликовать свою «сборную» статью, Отказы в ее публикации пришли из всех журналов, в которые он обращался с рукописью, причем большинство редакций дало жесткий ответ. Время шло, и вскоре заветную вакансию, на которую Владимир так рассчитывал, занял пожилой кандидат технических наук «со стороны».

Поскольку такой поворот событий стал для Владимира, не привыкшего в жизни к поражениям, серьезным потрясением, было решено провести капитальный «разбор полетов» и выяснить причины фиаско, чтобы не допустить подобного в будущем.

В качестве «ревизора» я с помощью отца пригласил его знакомого университетского профессора. Надо отдать ему должное: он самым тщательным образом выслушал нашу историю, прочитал злополучную статью Владимира, сколоченную нами сообща и почти десяток негативных ответов. И уже через пару дней, собрав нас вместе, выложил свое резюме с подробным объяснением главных причин поражения нашей затеи, согласно которому:

1. Замысел Владимира изначально был обречен на неудачу, поскольку базировался на в корне неправильном подходе – исключительно на меркантильных, карьерных планах, но отнюдь не на искреннем стремлении написать добротный и полезный научный материал. Да, такие прагматические случаи в современной науке бывают, однако на них, по убеждению профессора, начинающему ученому ориентироваться ни в коем случае нельзя.

2. Замысел не удался еще и потому, что Владимир не имел достаточного опыта подготовки и публикации научных материалов. (Здесь профессор был стопроцентно прав, весь соответствующий багаж Владимира в этом отношении сводился лишь к нескольким курсовым и дипломной работам, да и то выполненным, по большому счету, без особого энтузиазма, опять-таки не без посторонней помощи). Понимая, что самостоятельно со статьей он просто-напросто «не потянет», Владимир решил создать для ее написания «сборную» команду, но допустил новый просчет, поскольку мы, его друзья, тоже не были искушены в подобных делах. Во всех этих попытках не было столь важного для написания статьи научного единоначалия.

3. Как закономерный результат, собранные от разных авторов фрагменты будущей статьи так и обрели не своего требовательного редактора. Владимир просто свел их под
одним названием (кстати, тоже не совсем удачным), не понимая, что это еще далеко не гарантия единого целого. Получилось неудобоваримое попурри, не отвечающее даже самым простым требованиям к научной статье. Ее текст создавался без четкого плана и стройной композиции, к нему не была приложена широкая библиография и прочее.

4. Наспех сколоченная «сборная» работа по понятным причинам была весьма «расхристанной» в стилистическом отношении. Если несколько ее частей оказались, все-таки, выдержанными в соответствии с требованиями серьезного научного стиля, то некоторые другие были перегружены лирическими рассуждениями, не имеющими ничего общего с наукой. Хотя для приведения в должный стилистический порядок состоящего из десяти страниц опытному стилисту потребовалось бы не так уж и много времени.

5. Как «автор» подготовленного материала Владимир проигнорировал такое очень важное требование к проекту статьи, как ее проверка на плагиат. Поэтому в одном из наших фрагментов оказалось самое что ни на есть лобовое, буквально слово в слово переписанное, аналитическое заимствование из публикации весьма известного ученого без ссылки на это. Иначе говоря, поневоле проскочил откровенный плагиат. Да, он проскочил механически, но факт оставался фактом. Интересно, что его заметили не все редакции, а лишь несколько, то есть в случае публикации статьи Владимир рисковал оказаться в последствии в щепетильной ситуации.

6. Автор не знаком с существующей в научном мире практикой рецензирования статей, отправленных в научный журнал. Он наивно думал, что подготовкой рецензий на свою статью автор должен заниматься лично. Что и сделал, в спешном порядке собрав и послав в редакцию несколько одобрений и отзывов о своем сочинении, – таких же поверхностных и легковесных, как и сама статья. И это тоже было весьма опрометчиво с его стороны. Понятно, что редакция всерьез их не восприняла. А вот заказать независимую, действительно объективную рецензию сугубо для себя, чтобы понять истинный вес и просчеты своей статьи, автор, конечно, мог и должен был, но не догадался это сделать.

7. Вопреки требованиям к научной статье, она не была оформлена надлежащим образом и имела весьма размытую, аморфную аннотацию, да еще и не продублированную на английский язык.

Как итог, наш рецензент отметил, что Владимир пока еще не готов к созданию серьезных научных работ, прежде всего, в силу своего легковесного отношения к подготовке статей. В этом смысле он мог бы обратиться за помощью к солидной организации, которая профессионально и гарантированно занимается подобными вещами (в качестве примера профессор назвал «Международную редакцию»), но решил пойти наиболее легким, и поэтому ошибочным путем.

Относительно второго этапа продвижения статьи к публикации – деловым отношениям и переговорам автора с редакциями профессор назвал такие обобщенные недостатки:

1.Серьезной тактической ошибкой стало то, что свою статью Владимир почти одновременно предложил сразу нескольким журналам. Таким образом, он сам себя лишил возможности улучшать статью поэтапно, путем исправления замечаний и предложений

каждой редакции поочередно. «Исключите из своей практики сеансы одновременной игры с редакциями!» – решительно посоветовал профессор.

2. Отправленные автором одновременно сразу в несколько редакций деловые письма имели, по существу, один и тот же текст, только с разными адресами и названиями журналов. Владимир был не знаком с основными требованиями к деловой переписке и ее нормам. Вдобавок ко всему, стартовое письмо не только недопустимо нарушило общепринятые правила переписки, но и пестрело грамматическими и орфографическими ошибками. Что для редакций, скорее всего, уже на первом этапе переговоров стало «предупредительным звонком».

3. Владимир не ответил ни на одну из присланных журналами отрицательных рецензий, как бы гордо и презрительно проигнорировав их отказы. Если бы он ответил и внес соответствующие правки, то его статья, пошла бы на повторное рецензирование и, возможно, была бы опубликована. А ведь это не просто элементарная невоспитанность, но и тот не обдуманный и не желательный шаг, который потенциально может усложнить его научное будущее. Потому что кто знает, не придется ли ему вскоре снова обращаться к тем же редакциям! Может быть, его карьера ученого – именно в их руках. Как бы обидно не было автору после подобной неудачи, «ставать в позу» ни в коем случае нельзя, подчеркнул профессор. Тем более, что каждая из этих рецензий, в целом, была объективной. Поэтому надо было найти в себе силы и постараться ответить каждому журналу без исключения, может быть – с выдержанным несогласием, аргументированной полемикой по поводу некоторых нюансов и тезисов, но отвечать надо было обязательно.

Тщательно выложив эти и некоторые другие критические замечания относительно неудачной затеи Владимира с публикацией статьи, профессор закончил следующим парадоксальным заявлением: «И хорошо, что все именно так и случилось!»

По его мнению, несмотря на неудачу, все мы, начиная от Владимира, получили отличный урок, результаты которого, несомненно, будем помнить и учитывать еще долго. Заниматься наукой надо с полной отдачей, максимально стараясь быть настоящим профессионалом, а не импульсивным любителем «игры на публику». От неудач никто не застрахован, даже великие, не говоря уже обычных ученых.

И он привел пример, когда одна из его первых статей, несмотря на ее несомненную актуальность, «гуляла» по отечественным редакциям чуть ли целый год. Каждый раз он как автор педантично дорабатывал ее на основе не прекращающихся замечаний рецензентов, упорно шлифовал содержание и язык, в конце концов довел ее, как он думал, почти до совершенства, но статью упорно не печатали. Пока это совершенно неожиданно для него не сделал один из известных зарубежных журналов.

И самое главное, подытожил профессор: после неудачи, каковы би ни были ее объективные и субъективные причины, ученому никогда не надо опускать руки и падать в панику. В жизни, причем не только ученому, необходимо учиться «держать удар» и, несмотря ни на что, упорно и принципиально идти к намеченной цели. Дорогу осилит лишь идущий!

Не знаю, насколько эти искренние профессорские замечания и пожелания были учтены остальными участниками нашего разговора. Но сам Владимир, по-моему, сумел сделать из них своевременные правильные выводы. Уже через полгода он вдруг пригласил нас на праздничную презентацию своей первой оригинальной статьи, напечатанной в довольно известном издании (о том, что готовит ее к публикации, он все это время упорно молчал!). А еще через небольшое время получил-таки заветную должность в своем отделе, освобожденную ушедшим на пенсию заведующим – кандидатом наук «со стороны».