Аукцион научных статей Купить публикацию Купить статью Купить место в статье Текущие договоры

Мы за 3 года опубликовали больше 2.000 статей (больше 10.000 ученых) в Scopus и Web of Science.

Наши довольные клиенты порекомендуют нас, им можно позвонить.

У нас больше 50 выполненных договоров с университетами и НИИ, можно в офисе посмотреть.

Мы ЕДИНСТВЕННЫЕ на рынке, кто справится с большими объемами – до 400 статей в месяц.

У нас НЕ ДЕШЕВО, потому что МЫ ГАРАНТИРУЕМ публикацию на 100%.

Мы предлагаем около 100 «крутых» журналов с рейтингом Q2 и Q1. Журналов Q3-Q4 еще больше.

Возможна срочная публикация в журнале Scopus в срок до 1 месяца.

Наша история Твердые факты о нас Мошенники Вакансии Наши рецензенты Варианты Цены Статьи Мгновенная связь
Другие обещают, берут деньги и пропадают. Мы делаем качественные статьи и публикуем их в 100% случаев.

Не научные люди зачем им публикация статьи в журнале

Определим отправную точку нашего анализа: да, вокруг нас и в самом деле немало людей, которые с завидным упорством пытаются печататься (и нередко добиваются этого!) в самых разных изданиях, включая научные. Для части из них это занятие превратилось в фанатическое хобби и даже в дело всей жизни, однозначно отодвинув на второй план все остальные жизненные заботы и потребности.

По большому счету, в таком масштабном воинствующем «походе» дилетантов в науку ничего опасного ни для нее, ни для общества нет. Более того: известно множество фактов, когда именно невиданная раскованность и смелость «чокнутого невежды», которого ученые вообще не брали в серьезный расчет, ломала незыблемые истины и давала человечеству уникальное открытие, кардинально изменявшее бытующее представление о мире. Благодаря таким смельчакам, равно как и одержимым профессиональным ученым, научный мир, в конечном итоге, прогрессирует и движет человечество вперед.

Классический пример в этом отношении – с Альбертом Эйнштейном: свое первое открытие будущий гений сделал в молодые годы, будучи, по существу, дилетантом в науке. Главную роль сыграли именно неприемлемые для официальных ученых того времени дерзость и отсутствие элементарных знаний, позволившие ему подняться над царившими в физике стереотипами и догмами.

Что же движет такими людьми, чем вызвано их необыкновенное стремление печататься?

Ответ на наш вопрос лежит, понятно, в нескольких плоскостях. В каждом конкретном случае все существенным образом зависит от личности и устремлений самого автора. Условная классификация этого весьма численного авторского отряда выделяет, прежде всего, тех, которые не имеют основательного научного багажа, но руководствуются искренним желанием поделиться с обществом своими мыслями и предложениями, помочь ему.

Эти прирожденные неисправимые идеалисты, исходя из доброжелательных, гуманистических соображений, стараются опубликовать свои работы отнюдь не из желания во что бы то ни стало ниспровергнуть с научного пьедестала известного ученого или опровергнуть общепризнанную теорию. Психологический мотив действий таких людей – не тщеславие, не слава или заработок. Не будучи профессиональными учеными, они в силу своего прирожденного таланта, неортодоксального мышления, внутренней свободы и раскованности, а порой – и благоприятного стечения обстоятельств, действительно делают парадоксальные выводы и открытия, а затем непременно стараются ознакомить с ними ученый мир.

Другое дело, что отсутствие по-настоящему профессиональной подготовки и научного багажа зачастую превращает их в самых настоящих графоманов и полностью лишает умения адекватно оценивать свои усилия, сводит вероятность прихода к по-настоящему важным, революционным выводам к минимуму: подобное – исключение и происходит крайне редко, разве что с избранными талантами или баловнями судьбы.

Гораздо более агрессивно ведут себя с научными журналами одержимые фанатики. По разным причинам уверовав в свою если не гениальность, то в высокое предназначение в науке (или другой сфере общественной жизни), они всячески пытаются пробиться на
страницы изданий, подчас – нахраписто, энергично, с вызовом, вопреки всем общепринятым правилам этики, доводя редакции своей суперактивностью и напористостью до исступления.

Психологические мотивы и особенности поведения этих псевдоученых основательно проанализировал Мартин Гарднер в книге «Сумасбродства и заблуждения именем науки» (Gardner, 1957). Он подчеркнул, что к настоящей науке такие люди в подавляющем большинстве не имеют ни малейшего отношения. Более того: это, чаще всего, мономаньяки, сознательно работающие в полной изоляции от ученых и сжигаемые, как Сальери, завистью, стремятся любой ценой ниспровергнуть то, что давно признано обществом и научным миром. Объектом их целенаправленных нападок и опровержений зачастую становятся гении науки, знаменитые теории и т. п. Не счесть, например, случаев «опровержения» теории относительности Альберта Эйнштейна или «доказательства» нашумевшей проблемы Гольдбаха о простых числах.

Ослепленные манией величия, а порой действительно считающие себя гениями, такие люди, как правило, крайне болезненно реагируют на отказ журнала публиковать их псевдоученые сочинения. Во многих затерроризированных ими изданиях даже составлены негласные списки таких эксцентричных фанов от науки и разработаны тщательные инструкции, как от них отбиваться и как реагировать на их бесконечные «наезды».

Еще один заметный сегмент обозреваемого нами авторского не научного отряда составляют откровенные «заробитчане» – люди, преследующие чисто меркантильный интерес заработать на своих публикациях. Они учитывают тот факт, что многие издания платят авторам гонорар, причем неплохой. Скажем, известные англоязычные журналы могут выплачивать больше доллара США за каждое слово (!).

Конечно, такие высокие расценки применяются далеко не ко всем авторам, а лишь к избранным, маститым, но и в остальных случаях сумма гонорара нередко составляет сотни долларов. Если же учесть, во-первых, огромную массу журналов за рубежом (лишь в США их – более 12 тысяч), а во-вторых – отсутствие в штате редакций на Западе журналистов (как правило) и, соответственно, опору этих изданий именно на внештатных авторов, вероятность неплохого заработка для них становится весьма немалой. Поэтому часть авторов старается придать работе по публикации своих статей «конвейерный» формат, исходя из чисто материальных соображений. В Украине определенную аналогию можно провести с работой копирайтеров: многие из них ради заработка сотрудничают с журналами совершенно чуждого им профиля.

И, наконец, еще одна категория «помешанных» на публикациях в научных изданиях. Не уступая только что рассмотренной категории лиц в тщеславии, эти люди уже имеют всевозможные научные звания и почести (среди них, в частности, немало чиновников из университетов, других высших учебных заведений и научно-исследовательских структур), хотя на самом деле по своему существу это – далекие от истинной науки псевдоученые, которые буквально «штампуют» свои статьи. Отечественные СМИ пестрят сообщениями об их «достижениях» на почве науки, нецелевого использования бюджетных средств и т. п.

Нарастающий масштаб рассматриваемого нами явления массового агрессивного «похода» не научных людей в журналы и, соответственно. негативный моральный аспект данной проблемы побуждают тщательно выяснить ее глубинные причины и пути борьбы с ней. Одна из коренных причин – явно ослабленный государственный и общественный контроль за анализируемой нами сферой, растущая «бесхребетность», нетребовательность многих редакций к качеству публикуемых статей.

Справедливые претензии необходимо предъявить и ко многим научным изданиям. Ведь не секрет, что зачастую сотрудники и рецензенты журналов, конечно же, прекрасно понимают: то, что они печатают, на страницы действительно серьезного, уважающего себя издания не попало бы ни при каких условиях как самая что ни на есть халтура. И тем не менее не ужесточают свои требования к тем авторам, которые в погоне за вожделенной
публикацией однозначно «не тянут».